EarthWatching (earthwatching) wrote,
EarthWatching
earthwatching

Г. Биллинг "Один в Антарктике". Книга.

Совсем недавно я записалась в Горьковскую библиотеку и будто попала в новый масштаб измерения. Полки с книгами 80-90-х годов на совершенно разные темы, доступные и бесплатные, а еще этот непередаваемый запах книг и люди, прелестные и отвлеченные от быта. Рассказ пойдет о первой книге, на которую упал взгляд, с потрясающей тематикой. Обожаю подобные вещи - наивные, открытые и искренние северные истории про сильных духом и сердцем людей.

FlmakTQIvn0.jpg

Ожидала что понравится, но чтобы настолько актуально и в тему пришлось, удивительно.
Новозеландский орнитолог Форбэш приезжает на удаленный мыс Ройдс в Антарктику на 5 месяцев, чтобы вести наблюдение за колонией пингвинов. Суровые условия окружающей среды, одиночество, законы выживания в действии заставляют Форбэша пройти катарсис, из юного идеалиста-мечтателя он превращается в умудренного и уставшего от жизни философа. Вещи, немыслимые на Большой Земле, в условиях Антарктики логичны и неизбежны. Самое забавное, что не будет особых приключений, геройства и экстрима, и еще эта книга совсем не о птицах, а скорее о взрослении и трансформации личности, о максимализме и разнице восприятия. Поразительная и магическая история. Стихия красноречива в своих аргументах и нет человека, которого прикосновение севера оставит равнодушным, потому как невозможно быть абсолютно готовым ко всему. Классный и немного странный юмор, наивность и кристальная честность повествования и Антарктика. Если эти аргументы не действует, мне больше нечего сказать )))

-Вдали от реального мира людских страстей он мог в уюте, безопасно наслаждаться собственным идеализмом. Он проникся уверенностью в том, что люди чисты и добры и что, когда он вернется к ним, жизнь будет богатой и счастливой, исполненной ненавязчивого, безболезненного стремления к истине, знанию, доброй и нужной науке.

- Каждый день начинается так, - думал Форбэш, - будто поднимается занавес перед началом какого-то гигантского, волшебного и великолепного бездействия, безграничной вселенной, словно единственная задача дня - это показать, что ничто не меняется, ничего не случилось.

- Почему так славно и так горько пребывать в одиночестве?

- Каждый человек оказывается там наедине с собой, со своими мечтами, своей подсознательной жизнью, внутренним своим миром. Иногда пытаешься поделиться всем этим с кем-то, чувствуешь, что должен излить душу, но ничего не получается.

- Он дрожал от чувства одиночества. То не было признаком слабости, трусости или ничтожества, то была тоска, обжигавшая внутренности, подступившая к горлу, и он задыхался, обливаясь потом, обескровленный, холодный, как лед. "Боже, я стал жертвой, жертвой и ничем более... Я беспомощен, безоружен. У меня одна лишь надежда, а что в ней проку?".

- Наберись терпения, плыви в потоке жизни, ветра, чувствуй себя в нем, как рыба в быстрине, живи жизнью своей среды, пойми ее, и ты приспособишься, попадешь в струю, и она понесет тебя туда, куда захочешь, а не утащит прочь.

- Я кричу в пустоту, это глас вопиющего в пустыне, огромной пустыне, состоящей из ветра и льда. Больше нигде в мире нельзя заниматься этим. Только здесь можно сидеть в полном одиночестве в этой несчастной развалюхе среди несчастного этого бурана, деловито убивающего все живое, и выть в пустоту.

- Я более не в состоянии понять разницу между бытием и небытием, так как внутри меня исчезло ощущение этой разницы.

- Таких, как она, я еще не встречал. Благодаря ей я все время ощущаю самого себя.

- Старшот до того перестарался (с угощением), что его стошнило. Однако он с удовольствием подложил себе клубники и трюфеля. Сигара снова чуть не испортила все дело, но он вскочил и побежал к собакам, неся им рождественский подарок - лыжную палку. Он поочередно ставил ее перед каждым псом, чтобы тот мог задрать на нее ногу, - роскошь в краю, где нет ни деревьев, ни фонарных столбов.

- Тоска от того, что тело его бледно, избито и грязно, что он не смугл, и в нем не кипит жизнь, как должна она кипеть в человеке, от того, что Антарктика иссушила его стужей и ветрами, обожгла его светом, который не гаснет ни днем, ни ночью. Он чувствовал, что очерствел, стал получеловеком, потому что жил одними лишь мечтами; он поседел, потому что край этот отнял у него молодые годы; утратил жизнерадостность, потому что лишился человеческого тепла и всего того, что существует в тех широтах, где растут деревья и рождаются женщины.

- Он никогда еще не осознавал так остро зависимость жизни одних от смерти других. Он чувствовал себя словно в ловушке, в каком-то нескончаемом круговороте, где разница между жизнью и смертью иллюзорна, где мертвое столь же живо, как и явно живое.

- Жизнь - это нечто индивидуальное, это цельное, большое, точно море. И потому я - жертва. Но если я знаю, что я жертва, то я более не жертва. Я свободен.
Tags: Книги, Путешествия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments